header_img_left
header_img_right
+7 916 785 72 88
Коломна, ул. Зайцева, дом 18.
У Пятницких ворот Коломенского кремля
+7 915 152 51 15

Факты, события, люди

*N.B., Nota bene (лат.) - "заметь хорошо", "заметка на полях". От­ме­т­ка в ви­де бу­к­во­со­че­та­ния "N.B." упо­т­ре­б­ля­е­т­ся на по­лях во­з­ле пу­н­к­тов или фа­к­тов, на ко­то­рые не­о­б­хо­ди­мо об­ра­тить вни­ма­ние. Оз­на­ча­ет осо­бую ва­ж­ность.

Тайны женскаго сердца от Викторины Л.

16 декабря 2017
О красоте Красота - несчастие.
Есть несчастiе, о ко­то­ромъ ни­к­то не жа­ле­етъ, - опа­с­ность, ко­то­рой ни­к­то не бо­ится, - яз­ва, ко­то­рой ни­к­то не из­бе­га­етъ: это не­с­ча­с­тие, эта опа­с­ность, эта яз­ва есть кра­со­та! Бьюсь об за­к­ладъ, что уди­в­ле­ние ва­ше до­ш­ло до вы­со­чай­шей сте­пе­ни при по­с­ле­д­немъ сло­ве – кра­со­та! Но за­меть­те, что я на­зы­ваю не­с­ча­с­ти­емъ – быть пре­к­ра­с­нымъ и быть кра­са­ви­цей при ре­ши­те­ль­номъ от­су­т­с­т­вии лю­бе­з­но­с­ти и ума. В нашъ векъ, ко­г­да до­с­то­ин­с­т­ва ус­ло­в­ны, кра­со­та (хо­тя бы бы­ла ched’oeuvre со­ве­р­ше­н­с­т­ва) безъ ума не ува­жа­ет­ся: это ро­с­кошь, ко­то­рая толь­ко бро­са­ет­ся въ гла­за пе­р­во­на­ча­ль­но; это вы­го­да, ча­с­то ос­та­в­ля­ющая насъ в на­к­ла­де. Кра­са­ви­цы безъ ума и лю­бе­з­но­с­ти вы­ш­ли изъ мо­ды вме­с­те съ ис­то­ри­че­с­ки­ми ро­ма­на­ми и съ ста­ри­н­нымъ ру­с­с­кимъ обы­ча­емъ де­р­жать же­н­щинъ въ-за­пе­р­ти. Въ нашъ векъ од­ни толь­ко по­э­ты влю­б­ля­ю­т­ся въ не­оли­це­т­во­ре­н­ные еще иде­а­лы...

Особенности орфографии XIX века

16 декабря 2017
В до­ре­во­лю­ци­он­ном ал­фа­ви­те бы­ло 35 букв, а не 33, как сей­час. В нём бы­ли бук­вы «и де­ся­те­ри­ч­ное» (i), «ять» (Ѣ), «фи­та» (Ѳ) и «ижи­ца» (Ѵ), ко­то­рые по­том бы­ли уп­ра­з­д­не­ны. Бу­к­ва «ижи­ца» упо­т­ре­б­ля­лась толь­ко в сло­ве «ми­ро», а вот бу­к­вы «и де­ся­те­ри­ч­ное» (i) и «иже» (и) ино­г­да пу­та­ли. На­ве­р­ное са­мая из­ве­с­т­ная пу­та­ни­ца про­и­зо­ш­ла в ро­ма­не То­л­с­то­го «Вой­на и мир». Сло­во «мир», на­пи­са­н­ное че­рез ижи­цу, как в со­в­ре­ме­н­ном ру­с­с­ком язы­ке, оз­на­ча­ло «по­кой, ти­ши­на», а «мiр», на­пи­са­н­ное че­рез «и де­ся­те­ри­ч­ное», оз­на­ча­ло «зе­м­ной шар со все­ми людь­ми на ней». В од­ном из пе­р­вых из­да­ний ро­ма­на на об­ло­ж­ке и ти­ту­ль­ном ли­с­те бы­ло дво­якое на­пи­са­ние, что вне­с­ло пу­та­ни­цу в то­л­ко­ва­ние на­з­ва­ния ро­ма­на.
С бу­к­вой «фита» (Ѳ) то­же свя­за­на лю­бо­пы­т­ная ис­то­рия: Ни­ко­лай Ва­си­ль­евич Го­голь в «Ме­р­т­вых ду­шах» пи­сал, что эта ос­ко­р­би­те­ль­ная для му­ж­чи­ны бу­к­ва счи­та­ет­ся не­ко­то­ры­ми лю­дь­ми не­п­ри­лич­ною из-за сво­его на­пи­са­ния, в си­лу ко­то­ро­го её счи­та­ют «же­н­с­кой» бу­к­вой.

О-де-колонъ "Лила Флёри"

19 декабря 2017
Lilas Fleuri Ко­гда-то Ро­с­сия яв­ля­лась про­и­з­во­ди­те­лем па­р­фю­ме­р­ной про­ду­к­ции, ко­то­рая ко­н­ку­ри­ро­ва­ла с ев­ро­пей­с­кой и бы­ла не про­с­то ра­в­ной сре­ди ра­в­ных, а лу­ч­шей сре­ди лу­ч­ших. Оте­че­с­т­ве­н­ные па­р­фю­ме­ры удо­с­та­и­ва­лись вы­со­чай­ших на­г­рад на пре­с­ти­ж­ных ми­ро­вых то­р­го­во-про­мы­ш­ле­н­ных вы­с­та­в­ках. Пра­в­да, речь идет о Ро­с­сии до­ре­во­лю­ци­о­н­ной.
Фран­цуз Эмиль Бо­д­ло от­к­рыл в Мо­с­к­ве свое па­р­фю­ме­р­ное де­ло в 1875 го­ду уже бу­ду­чи ку­п­цом вто­рой гиль­дии. По­на­ча­лу у Эми­ля Сте­па­но­ви­ча, как на­зы­ва­ли его в Ро­с­сии, бы­ло со­в­сем ма­ле­нь­кое про­из­во­д­с­т­во, на ко­то­ром ра­бо­та­ло все­го пять че­ло­век – все ино­с­т­ра­н­цы, да и сы­рье Бо­д­ло пре­д­по­чи­тал ис­по­ль­зо­вать то­же при­во­з­ное.

Селам - язык Цветов

21 декабря 2017
Селам - язык цветов На Во­с­то­ке цве­ты бы­ли сво­е­о­б­ра­з­ным язы­ком, с по­мо­щью ко­то­ро­го влю­б­ле­н­ные мо­г­ли объ­яс­нить­ся.
Этот язык из­ве­с­тен в Ев­ро­пе с XVIII в. под пе­р­си­д­с­ким на­з­ва­ни­ем "се­лам" - при­ве­т­с­т­вие. Ро­с­сию с язы­ком цве­тов по­з­на­ко­мил Д. П. Оз­но­би­шин, из­ве­с­т­ный то­г­да по­эт и пе­ре­во­д­чик, фоль­к­ло­рист. Он пе­ре­вел с пе­р­си­д­с­ко­го и из­дал в 1830 г. кни­гу "Се­лам, или Язык цве­тов", где ка­ж­до­му ра­с­те­нию (а их упо­ми­на­лось в кни­ге бо­лее 400) со­от­ве­т­с­т­во­ва­ла ка­кая-ли­бо фра­за. Так к се­ре­ди­не XIX ве­ка cта­ло мо­д­но пре­по­д­но­сить да­мам изы­с­ка­н­ные бу­ке­ты, яв­ля­в­шие со­бой та­й­ные по­с­ла­ния, «на­пи­са­н­ные» на язы­ке цве­тов. Ка­ж­до­му цве­т­ку при­пи­сы­ва­лось си­м­во­ли­че­с­кое зна­че­ние. Эта ми­лая вы­ду­м­ка по­з­во­ля­ла мо­ло­дым лю­дям ве­с­ти сво­е­об­ра­з­ную...

Тайны женскаго сердца от Викторины Л.

16 декабря 2017
О красоте Красота - несчастие.
Есть несчастiе, о ко­то­ромъ ни­к­то не жа­ле­етъ, - опа­с­ность, ко­то­рой ни­к­то не бо­ится, - яз­ва, ко­то­рой ни­к­то не из­бе­га­етъ: это не­с­ча­с­тие, эта опа­с­ность, эта яз­ва есть кра­со­та! Бьюсь об за­к­ладъ, что уди­в­ле­ние ва­ше до­ш­ло до вы­со­чай­шей сте­пе­ни при по­с­ле­д­немъ сло­ве – кра­со­та! Но за­меть­те, что я на­зы­ваю не­с­ча­с­ти­емъ – быть пре­к­ра­с­нымъ и быть кра­са­ви­цей при ре­ши­те­ль­номъ от­су­т­с­т­вии лю­бе­з­но­с­ти и ума. В нашъ векъ, ко­г­да до­с­то­ин­с­т­ва ус­ло­в­ны, кра­со­та (хо­тя бы бы­ла ched’oeuvre со­ве­р­ше­н­с­т­ва) безъ ума не ува­жа­ет­ся: это ро­с­кошь, ко­то­рая толь­ко бро­са­ет­ся въ гла­за пе­р­во­на­ча­ль­но; это вы­го­да, ча­с­то ос­та­в­ля­ющая насъ в на­к­ла­де. Кра­са­ви­цы безъ ума и лю­бе­з­но­с­ти вы­ш­ли изъ мо­ды вме­с­те съ ис­то­ри­че­с­ки­ми ро­ма­на­ми и съ ста­ри­н­нымъ ру­с­с­кимъ обы­ча­емъ де­р­жать же­н­щинъ въ-за­пе­р­ти. Въ нашъ векъ од­ни толь­ко по­э­ты влю­б­ля­ю­т­ся въ не­оли­це­т­во­ре­н­ные еще иде­а­лы...

Особенности орфографии XIX века

16 декабря 2017
В до­ре­во­лю­ци­он­ном ал­фа­ви­те бы­ло 35 букв, а не 33, как сей­час. В нём бы­ли бук­вы «и де­ся­те­ри­ч­ное» (i), «ять» (Ѣ), «фи­та» (Ѳ) и «ижи­ца» (Ѵ), ко­то­рые по­том бы­ли уп­ра­з­д­не­ны. Бу­к­ва «ижи­ца» упо­т­ре­б­ля­лась толь­ко в сло­ве «ми­ро», а вот бу­к­вы «и де­ся­те­ри­ч­ное» (i) и «иже» (и) ино­г­да пу­та­ли. На­ве­р­ное са­мая из­ве­с­т­ная пу­та­ни­ца про­и­зо­ш­ла в ро­ма­не То­л­с­то­го «Вой­на и мир». Сло­во «мир», на­пи­са­н­ное че­рез ижи­цу, как в со­в­ре­ме­н­ном ру­с­с­ком язы­ке, оз­на­ча­ло «по­кой, ти­ши­на», а «мiр», на­пи­са­н­ное че­рез «и де­ся­те­ри­ч­ное», оз­на­ча­ло «зе­м­ной шар со все­ми людь­ми на ней». В од­ном из пе­р­вых из­да­ний ро­ма­на на об­ло­ж­ке и ти­ту­ль­ном ли­с­те бы­ло дво­якое на­пи­са­ние, что вне­с­ло пу­та­ни­цу в то­л­ко­ва­ние на­з­ва­ния ро­ма­на.
С бу­к­вой «фита» (Ѳ) то­же свя­за­на лю­бо­пы­т­ная ис­то­рия: Ни­ко­лай Ва­си­ль­евич Го­голь в «Ме­р­т­вых ду­шах» пи­сал, что эта ос­ко­р­би­те­ль­ная для му­ж­чи­ны бу­к­ва счи­та­ет­ся не­ко­то­ры­ми лю­дь­ми не­п­ри­лич­ною из-за сво­его на­пи­са­ния, в си­лу ко­то­ро­го её счи­та­ют «же­н­с­кой» бу­к­вой.

О-де-колонъ "Лила Флёри"

19 декабря 2017
Lilas Fleuri Ко­гда-то Ро­с­сия яв­ля­лась про­и­з­во­ди­те­лем па­р­фю­ме­р­ной про­ду­к­ции, ко­то­рая ко­н­ку­ри­ро­ва­ла с ев­ро­пей­с­кой и бы­ла не про­с­то ра­в­ной сре­ди ра­в­ных, а лу­ч­шей сре­ди лу­ч­ших. Оте­че­с­т­ве­н­ные па­р­фю­ме­ры удо­с­та­и­ва­лись вы­со­чай­ших на­г­рад на пре­с­ти­ж­ных ми­ро­вых то­р­го­во-про­мы­ш­ле­н­ных вы­с­та­в­ках. Пра­в­да, речь идет о Ро­с­сии до­ре­во­лю­ци­о­н­ной.
Фран­цуз Эмиль Бо­д­ло от­к­рыл в Мо­с­к­ве свое па­р­фю­ме­р­ное де­ло в 1875 го­ду уже бу­ду­чи ку­п­цом вто­рой гиль­дии. По­на­ча­лу у Эми­ля Сте­па­но­ви­ча, как на­зы­ва­ли его в Ро­с­сии, бы­ло со­в­сем ма­ле­нь­кое про­из­во­д­с­т­во, на ко­то­ром ра­бо­та­ло все­го пять че­ло­век – все ино­с­т­ра­н­цы, да и сы­рье Бо­д­ло пре­д­по­чи­тал ис­по­ль­зо­вать то­же при­во­з­ное.

Селам - язык Цветов

21 декабря 2017
Селам - язык цветов На Во­с­то­ке цве­ты бы­ли сво­е­о­б­ра­з­ным язы­ком, с по­мо­щью ко­то­ро­го влю­б­ле­н­ные мо­г­ли объ­яс­нить­ся.
Этот язык из­ве­с­тен в Ев­ро­пе с XVIII в. под пе­р­си­д­с­ким на­з­ва­ни­ем "се­лам" - при­ве­т­с­т­вие. Ро­с­сию с язы­ком цве­тов по­з­на­ко­мил Д. П. Оз­но­би­шин, из­ве­с­т­ный то­г­да по­эт и пе­ре­во­д­чик, фоль­к­ло­рист. Он пе­ре­вел с пе­р­си­д­с­ко­го и из­дал в 1830 г. кни­гу "Се­лам, или Язык цве­тов", где ка­ж­до­му ра­с­те­нию (а их упо­ми­на­лось в кни­ге бо­лее 400) со­от­ве­т­с­т­во­ва­ла ка­кая-ли­бо фра­за. Так к се­ре­ди­не XIX ве­ка cта­ло мо­д­но пре­по­д­но­сить да­мам изы­с­ка­н­ные бу­ке­ты, яв­ля­в­шие со­бой та­й­ные по­с­ла­ния, «на­пи­са­н­ные» на язы­ке цве­тов. Ка­ж­до­му цве­т­ку при­пи­сы­ва­лось си­м­во­ли­че­с­кое зна­че­ние. Эта ми­лая вы­ду­м­ка по­з­во­ля­ла мо­ло­дым лю­дям ве­с­ти сво­е­об­ра­з­ную...